+7 812 438-01-14
  • Композиция №98 Владимир Видерман Композиция №98 Владимир Видерман х.м. 2001, 72х60
  • Композиция №122 Композиция №122 Владимир Видерман х.м. двп. 2003 71х59
  • Композиция №133 Композиция №133 Владимир Видерман х.м. 2005 80х60
  • Композиция №137 Композиция №137 Владимир Видерман х.м. 2003, 65х54
  • Обнаженная Владимир Башлыков Обнаженная Владимир Башлыков
  • Композиция №1 Давид Боровский Композиция №1 Давид Боровский бумага акварель, 49х58, 1982 год.
  • Композиция №2 Композиция №2 Давид Боровский бумага акварель, 59х73, 1978 год.
  • Композиция № 3 Композиция № 3 Давид Боровский бумага акварель, 49х58, 1990 год.
  • Композиция №4 Композиция №4 Давид Боровский бумага акварель, 59х73, 1990 год.
  • композиция №5 композиция №5 Давид Боровский бумага акварель,  48х58, 1990 год.
  • Урок 2 Семен Гуляко Урок 2 Семен Гуляко
  • удар кисти удар кисти Семен Гуляко  82х46, 2002 год.
  • Вечер Вечер Семен Гуляко бумага темпера,  88х50,  2000 год.
  • Разговор Разговор Семен Гуляко 45х60, 1995, холст темпера.
  • композиция 1 Олег Яковлев композиция 1 Олег Яковлев 60х73, 2008 год.
  • композиция 2 композиция 2 Олег Яковлев 60х73, 2008 год.
  • солнечный ветер 3 Наталья Ситникова солнечный ветер 3 Наталья Ситникова Холст масло, 90х90.
  • солнечный ветер 5 солнечный ветер 5 Наталья Ситникова Холст  масло,90х90, 2008-2009 год.
  • Композиция 8, желтое и белое Композиция 8, желтое и белое Наталья Ситникова Холст,масло,180х160, 2005 год.
5 ноя - 23 ноя 2014

Абстракция

Абстрактное искусство – необходимая составляющая современного художественного процесса. Просто удивительно, как много, оставаясь в русле беспредметности (то есть без подсказок миметики, без опоры на зрительское опознавание  внешних характеристик и  предметных реалий),  художник абстрактного направления может поведать о себе и окружающем мире. Как разнообразны видения у разных мастеров абстракции! Да-да, именно видения: умозрительное в абстракции обретает свою визуальность, равно как и личный эмоциональный и духовный опыт, состояние души и сознания.   У К.Малевича есть  точное выражение - "психика живописи". Собственно, абстрактное искусство – деликатнейший  процесс  настройки  собственных психологических состояний художника  на волну «психики абстракции». Вообще-то  пространство абстрактной традиции перенаселено. Слишком много  желающих апроприировать коды и приемы абстракции.  Для того, чтобы   застолбить собственную территорию в абстракции, необходима особая содержательность внутреннего мира. Думаю,  представленные на этой выставке художники  обладают  этой содержательностью: настройку на "психику живописи" заимствовать или имитировать нельзя, она строго индивидуальна.

       Давид Боровский (1926-2004), известный прежде всего как автор классических иллюстраций к русской прозе, И.Тургеневу прежде всего,  пришел к абстракции в последний период своей творческой жизни. Впервые выставляются его  абстрактные акварели, лиричные и экспрессивные. Лирической абстракцией занимается и С.Гуляко, художник высокой эмоциональности, разработавший собственный, узнаваемый визуальный язык. В.Видерман принадлежит к старшему поколению питерских живописцев. Он формировался в среде неофициального искусства. Его небольшие холсты принадлежат к геометрической абстракции: в них важна дисциплина пропорций и сигнальная активность живописных плоскостей. В.Башлыков – классик московской школы. Его живопись существует на грани дереализации и материализации: это мерцающие, ускользающие образы большой суггестивной силы. Олег Яковлев родился в Ленинграде, успел поучаствовать в московском андеграунде и вот уже несколько десятилетий живет в Париже. Он – создатель узнаваемой, авторской версии абстракции – фантасмагоричной, наивно-праздничной. Н.Ситникова  - одна из самых ярких представителей молодой московской живописи. В  абстракциях она репрезентирует   эту самую свою молодость, новизну и свежесть чувств, данную в трудноуловимых уровнях и состояниях сознания . Это состояния подвижные, измененные, - расширенные. Возможно, медитативные или сновидческие. Одну  из своих работ художник  называет - "Событие света". Мне это название кажется весьма точным и неслучайным : подлинная абстракция – всегда событие : событие визуального и духовного опыта, событие контакта со зрителем.

Александр Боровский.

 

Давид Боровский

Давид Боровский

(1926-2004)

Русский советский театральный художник, график, иллюстратор, член Санкт-Петербургского союза художников. В 1952 окончил ЛИЖСА им. И. Е. Репина, куда поступил во время войны. Среди его преподавателей были К.Рудаков, В.Конашевич, М.Таранов. Участник выставок с 1952 года. Работы художника были представлены на многих городских и республиканских, а также в нескольких всесоюзных и международных выставках (в том числе в серии выставок советской графики в Польше, ГДР, Чехословакии и Болгарии в 1950-е годы). В 1954 Третьяковская галерея включила ряд работ Боровского в постоянную экспозицию «советского» отдела. В 1990 году художник оставляет графику и целиком переходит к живописной технике. Главными темами его работ становятся — балет, портрет, пейзаж, детство. Иллюстрировал книги для Гослитиздата, Детгиза, издательства «Искусство»: много произведений классических русских авторов — Куприна, Гарина-Михайловского, Короленко, Чехова, Тургенева, Гончарова.

Работы художника хранятся в ГТГ, ГРМ, а также в частных коллекциях в России, в Западной Европе и Америки.

Владимир Видерман

Владимир Видерман

Родился 10 февраля 1945 года в городе Севастополе.

1965-1971 Учеба в высшем Художественно-промышленном училище им. В.И. Мухиной

1985 Член Союза художников России

Выставки:

1975 Д.К. «Невский». Выставка неофициального искусства

1979 Редакция журнала «Аврора»

1988 Летний сад, Кофейный домик

1989 Д.К. им. Свердлова «Черная дыра»

1989 «От неофициального искусства к перестройке» ЛЕНЭКСПО

1990 «Наследники Шагала» (Турку, Финляндия)

1991 Выставка в «Новом Пассаже»

1991 Групповая выставка «Цех» ЛОСХ

1991 Российско-Американская выставка в центре Дягилева

1992 «Современное искусство». ЦВЗ

1993 «Русские художники». Штуттгарт, Германия

1993 «Диалоги». ЦВЗ

1994 Галерея «Серебряный век»

1994-95 «Самоидентификация». Киль, Берлин, Осло, Сопот, Санкт-Петербург, Копенгаген

1995 Галерея «Новый Петрополь»

1996 «ОТ авангарда до наших дней». С-ПСХ

1997 «20 лет Манежу». ЦВЗ

Коллекции:

Государственный Русский музей, Государственный музей истории Санкт-Петербурга, Государственная публичная библиотека, Музей Ратгерского Университета (Собрание Нортона Доджа). Нью Джерси, США

«Архитектоника, весомость, четкость пластики, продуманность постановки пластического мотива в пространстве, акцентированная бесстрастность, аналитичность, вневременность, точнее, временная протяженность, независимость от житейских реалий, ситуации, - все это пока неосознанные художником в полной мере, но сегодня очевидные синонимы мышления в контексте геометрической традиции. В обиходе русской академии Художеств 19 века существовал термин – рецептивность. Видимо, используй Видерман эту традицию инструментально, как данность, как свод правил (нечто подобное тому, как использовали в начале века кубизм, «…на котором, - как говорил К.Петров-Водкин, - все мы ограмотились») – «рецептистости» не избежать. Нужна была последовательность подхода, томительные паузы, решение локальных задач, воспринимавшихся как главные, перерастание их, «прорастание» новыми смыслами- тогда возникла органика вживания в геометрическую традицию. Точнее, «вживление» растущего, эволюционирующего художника в ее древо.

… Если не знать истории этого развития, живопись Видермана последнего десятилетия может восприниматься как аналог арт – практике Э. Келли (это сопоставление усиливается и рецидивами биоморфной, органической абстракции – они, как известно, в высшей степени свойственны и классику Neo-Geo. И эта аналогия, пожалуй, глубже: композиции Видермана с их «умышленностью» пространственных ходов, реконструкцией конструктивистских приемов, цитатами – «обманками» действительно близки идеологии нового геометрического концептуализма, а именно таково полной название движения».

Александр Боровский «Владимир Видерман». 1999 г.


Семен Гуляко

Семен Гуляко

Гуляко Семен

 

Биография

 

Родился в Ленинграде в1951 г.в семье художника.

После  службы в армии, 1 год занимался в художественной студии педагога  училища им.В.В.Мухиной, ученика Осьмеркина - В.И.Суворова.

Поступил в ЛВХПУ им.В.И.Мухиной на факультет Моделирования одежды, по специальности - Художник модельер.

Учился у последователя и ученика Петрова-Водкина - А.Б.Грушко

Проходил преддипломную практику в Московском доме моделей у В. Зайцева. Дипломный проект «Олимпиада-80»был

признан лучшим за десять лет существования кафедры моделирования одежды. После окончания института

работал в Комбинате декоративно-прикладного искусства Художественного фонда Российской Федерации. С1997 г.-

член Союза художников Российской Федерации

 Основные выставкии:

Музей Ф.И.Шаляпина г. Санкт-Петербург

Музей Театрального искусства г.Санкт-Петербург

Музей М.Горького г.Казань

Музей музыкальных инструментов г.Санкт-Петербург

Майя Плисецкая Летний сад г.Санкт-Петербург

Балетмейстер Лопухов Чайный домик Летний сад

Мир Пушкина Выставочный зал Манеж Санкт-Петербург

Театр, образы, реликвии Выставочный зал Манеж Санкт-Петербург

CIRC –фонд русского искусства в Амстердаме.

Юнеско, Париж

- Выставочный зал Санкт-Петербургского Союза Художников,

- Центральный Спб Выставочный зал Манеж

- Научно-исследовательский музей Российской Академии художеств

В 2001г Государственный Русский музй, "Абстракция в России.XX век.”

В 2013г.работа художника «Завтрак аскета»,1980,Бумага,темпера,50х38 экспонировалась на выставке «Поваренная книга Русского музея: ПРИГЛАШЕНИЕ К ОБЕДУ».

Коллекции:

Государственный Русский музей, Музей  А.Тарковского (Рим), Музей фонда Ф.Феллини (Рим), Музей фонда Принца Бернара (Голландия),  Музей фонда Русского искусства (Амстердам)

Коллекция братьев Носкиных, Сергея Ефимова, Анны Рубайло, Ольги Филиной, Натальи и Михаила Осеевских,  Александра Боровского и др.

 

   «Семён Гуляко являет собой классический и практически реликтовый сегодня тип художника – одиночки, затворника, озабоченного исключительно самовыражением и способного месяцами не выходить из мастерской.

       Он – психологически вне арт-истеблишмента: иерархий, забот о тактике и стратегии саморепрезентации, проблематики развития профессиональной карьеры.

       Я говорю о психологическом рисунке: на практике работы С.Гуляко востребованы, находятся во многих собраниях и были экспонированы на базисной выставке Русского музея «Абстракция в России. ХХ век».

       Но всё это – как и всё, что находится за стенами мастерской  - вне его прямых интересов, собственно продвижение его искусства – дело рук специалистов, поверивших в его призвание.

       По самососредоточенности, самодостаточности, асоциальности (вернее, специфической социальности), словом, по психо-типу С.Гуляко близок раннему Д.Поллоку. Я недаром назвал этот тип реликтовым: сегодня несравнимо более распространим тип художника публичного, социально контактного, способного отрефлексировать все нюансы своей карьеры.

Имя Джексона Поллока  упоминаю не случайно. С.Гуляко прошел нормальный для советского художника-профессионала путь: ЛВХПУ им. В.Мухиной, музейно- оформительская деятельность, всё это – на высшем профессиональном уровне, условно говоря, с оценкой «отлично». Как художник он, однако, начинал с «чистого листа» - предыдущая арт-практика не повлияла на его становление.

        Новый Гуляко начинал там, где завершались «школа», иерархии, референтные группы и т.д. Начиналось другое – стихийная, не располагающая к диалогичности и вообще к толкованию, почти биологическая энергетика самовыражения, инсайты, экзистенциальные вспышки. Он доверяет симультативному жесту, тому, что философ В.Подорога называл «видением через руку», то есть ритмикой «телесного чувства». И.Кабаков зафиксировал подобное антропологическое измерение абстракции - пережитый в юношестве опыт создания первых «абстрактных» рисунков: «Происходила <...> какая-то разрядка мощной энергии, как бы идущей откуда-то из глубины меня. Предусмотреть результат этих движений пера, этих «маханий» было невозможно, он возникал сам по себе, но в его постепенно получавшейся конфигурации, узоре для меня как бы сохранялась память и переживания этой идущей из глубины энергии». В.Беньямин ввёл в свое время популярнейший ныне термин «оптически-бессознательное».

         С.Гуляко оперирует тем, что я бы назвал « тактильно – бессознательным».  Как Д.Поллок, он расстилает холст или бумагу на полу:  все дальнейшие манипуляции окрашены тактильной контактностью, непосредственностью соприкосновений, тем, что цвет и поверхность в буквальном смысле пробуются «на зуб», на ощупь. Эта тактильность придаёт  азартности, неровности дыхания, импровизационности - озарение! - пластического расклада некую осязаемость реального, личного человеческого опыта.

          Естественно, абстракция С.Гуляко находится в развитии. В чём вектор этого развития? Думаю, в ней всё отчетливее ощутима проекция индивидуального психологического опыта. Наплывы тёмного, чёрные, тёмно-синие и коричневые арабески воспринимаются как некие тени, следы психологических реакций, трассы настроений и переживаний.

         Абстракция по определению имеет медитативно-духовный подтекст.

Похоже, С.Гуляко стремится преодолеть некий бесстрастно-объективизированный тон абстракции, отразить в авторской абстрактной каллиграфии «стенограмму» лирического чувства».

 

Александр Боровский

Владимир Башлыков

Владимир Башлыков

Биография:

1943 родился в селе Каменка Хмельницкой области, Украина

1961-62 учился в Московском художественном училище Памяти 1905 года (театрально-декорационный факультет)

1970 окончил Московский текстильный институт (факультет прикладного искусства)

с 1977 член СХ СССР

Живет в Москве

Основные персональные выставки:

1990 "100 листов графики". Центральный дом художника, Москва

1993 "Библейский цикл В. Башлыкова". Галерея "Московская коллекция", Москва

1995 "Владимир Башлыков. Графика". Галерея "Московская палитра", Москва

1995 "Автономное искусство". "LeChat" Gallery. ЦДХ, Москва

1996 "Калининград – Кенигсберг".Третья международная биеннале станковой графики.Калининградская художественная галерея, Калининград

1996 "Артотека", ГЦСИ. ЦДХ, Москва

1997 "В.Башлыков. Живопись". Галерея "Манеж", Москва

"Человеческое пространство". Галерея "А-3", Москва

1998 "Фрагменты". Галерея "Велта", Москва

Работы находятся в собраниях:

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Государственный музей изобразительных искусств им.А.С.Пушкина, Москва

Екатеринбургский музей изобразительных искусств, Екатеринбург

Кемеровский областной музей изобразительных искусств, Кемерово

Рязанский областной художественный музей, Рязань

Частные коллекции США, Швейцарии, Франции, Германии, Австрии,Великобритании, Италии, Израиля, Дании, Польши, Болгарии, России, Украины

«При близкой встрече с произведениями Владимир Башлыкова я почувствовал, что отложенные, казалось, навсегда навыки «близкого чтения» искусства как-то сами собой стали активироваться. Восстанавливалась чувствительность каких-то нервных окончаний, самонастраивались сенсорные и речевые импульсы.

Собственно, сама ситуация смотрения этого искусства была архаично-событийной - не деловой бизнес-просмотр, не взаимосканирование, а нечто принципиально иное. Церемониал извлечения из под тахты и шкафов бесконечных пыльных папок, листание альбомов, развертывание двух-трехметровых холстов… Сначала эти непривычные впремяпотери раздражали, но очень скоро пришло (возвратилось) ощущение, что только так и возможно рассматривать это искусство…

Так что творчество Башлыкова, оставаясь абсолютно самодостаточным и самоуглубленным, то есть индифферентным к правилам игры мэйн-стрима, за последнее десятилетие, сохраняя архаическую сокровенность, набрало в актуальности…

Однако – если говорить о главных интенциях творчества художника =- у Башлыкова рано предстает отчетливо самостоятельный план. Я бы назвал его антропологическим. Появляются (скорее, проявляются в пространстве – форма не лепится и не строится, она импульсивна и процессуальна) специфически башлыковские фигуры – неуклюже, находящиеся в каких-то напряженных отношениях с собственной телесностью. Это реальные, как-бы наблюденные в реальном мире персонажи, это – фигуры, отсылающие к библейским прообразам. Наконец, это фигуры – парафразы, апелляции к классике…»

Александр Боровский «Северный грифель» 2012г.


Олег Яковлев

Олег Яковлев

«Олег Яковлев – один из наиболее интересных художников-абстракционистов второго авангарда. После участия в знаменитой московской выставке нонконформистов 1975 года он живёт и работает в Париже, активно участвует в престижных арт-проектах. Однако в России его работы можно увидеть только в сборных музейных выставках, посвящённых абстракционизму.

«Его искусство – это проявление совершенной свободы и тончайшего эстетизма. Олега Яковлева всегда интересовали простые формы. В его работах нет ни грамма излишней художественной шелухи. Жизненная легкость, которая присутствует в его восприятии мира, прочитывается в его произведениях. Ведь, чтобы сказать что-то очень сложное, иногда нужно посмотреть на это просто. Разноцветные, ярких локальных тонов, решетки, круги, извивающиеся параллельно друг другу линии, создают симметричные узоры, отражают полную внутреннюю свободу», — пишет о художнике арт-критик Юлия Лебедева.

Его полотна сегодня украшают дома французских коллекционеров. И совсем необязательно интерьеры для картин Яковлева должны быть современными. Истоки стиля, найденного художником, возможно, имеют происхождение от практики скорописи Анри Мишо, произошедшей от автоматического письма сюрреалистов. А такая живопись уместна как в обрамлении стекла и металла хай-тека, так и антикварных предметов. Неуловимая эмоциональность картин Яковлева, несмотря на то, что Вы видите всего лишь крестики кружочки и линии, делает его одним из самых интересных абстракционистов утерянной русской абстракции второй половины XX века. Сергей Хачатуров, искусствовед, отмечает, что «живопись Олега Яковлева убеждает очень хорошим качеством. Видна школа, воспитание, точный и умный глаз. Черные круги на черном холсте изыском тональной гармонии спорят с композициями выдающегося французского абстракциониста Пьера Сулажа».

Яковлеву удалось найти и утвердить новое развитие супрематизма: супрематисты пользовались жесткой структурой линий, а Яковлев линиями играет как струнами — на его холстах линии завихляются, дрожат, извиваются и даже напоминают помехи на экране телевизора. За черной паутинкой может быть нарисован какой-нибудь цветной клубок. Сохраняя лаконичность в форме художественного высказывания, он добивается эмоционального содержания, оперируя линиями как музыкальным ритмом. Рисуя мастерски, не обязывает зрителя испытывать чувство неловкости в поисках глубинного смысла и отрицает необходимость сверхзадачи. Неуловимая эмоциональность картин Яковлева, несмотря на то, что Вы видите всего лишь крестики кружочки и линии, стратегия «мудрого дуракаваляния», делает его одним из самых интересных абстракционистов утерянной русской абстракции второй половины XX века.

Третьяковская галерея пробрела у Олега Яковлева несколько картин для экспозиции искусства второй половины ХХ века. Его работы представлены в Государственном Русском Музее и в самых значимых мировых коллекциях абстракционистов». Марина Штагер

«Есть тип художников, настаивающих на возможности визуализации иных реальностей, не связанных с окружающей действительностью, с наличной реальностью. Речь идёт о репрезентации внутреннего – психических процессов, матриц сознания, работы перцепции. Мне думается, Яковлев занят именно этим»

Александр Боровский

Наталья Ситникова

Наталья Ситникова

Биография:

родилась в 1978 г. в Москве.

1989 - 1996 гг. – Московский академический художественный лицей.

1996 - 2002 гг. – Московский государственный академический художественный институт им. В.И. Сурикова(1996 - 1998 гг. – мастерская Н.И. Андронова, 1998 - 2002 гг. – мастерская П.Ф. Никонова).

С 2002 г. – член Московского союза художников.

2003 г. – лауреат молодежной премии «Триумф».

Основные персональные выставки:

2012 - «Диалог с продолжением». Ольга Булгакова, Александр Ситников, Наталья Ситникова. Галерея на Чистых прудах, Москва.

2011 – Персональная выставка. Агентство ArtRu, Москва.

2008 – Видеопроект "TitleHere". Наталья Ситникова, Анна Авраменко. Государственный центр современного искусства, Москва.

2007 – Персональная выставка. Галерея HIART, Москва.

2006 – Персональная выставка. Центр современного искусства М'Арс, Москва.

2006 – Персональная выставка. Галерея MimiFerzt, Нью-Йорк.

2004 – «Арт-Семинар. Триалог». Ольга Булгакова, Александр Ситников, Наталья Ситникова. Московский музей современного искусства, Москва.

2003 – «Проект АИС». Московский международный художественный салон. Центральный Дом художника, Москва.

2003 – Персональная выставка. Российская государственная библиотека, Москва.

2003 – Персональная выставка. Галерея Манеж, Москва.

2002 – Персональная выставка. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

Коллекции

Работы находятся в Государственном Русском музее,Музее Людвига в Государственном Русском музее,Государственной Третьяковской галерее,Московском музее современного искусства,Тобольском художественном музее,в коллекции Колодзей русского и восточно-европейского искусства, KolodzeiArtFoundation (США),в Центре современного искусства М'Арс,коллекции галереи HIART,коллекции Агентства ArtRu.

«…Ситникова обратилась к абстракции как к адекватному языку выражения собственного эмоционального опыта. У Малевича есть удивительно точно выражение   –  «психика живописи». Собственно, это ситниковское обращение явилось деликатнейшим процессом настройки собственных психологических состояний на волну «психики абстракции». Процессом, о котором стоит поговорить подробнее. Потому что именно тематизируя процесс, Ситникова нашла свою идентичность. Нашла, несмотря на всю сверхнасыщенность, перенаселенность пространства абстрактной традиции. Настройку на «психику живописи» заимствовать или имитировать нельзя: она строго индивидуальна».

В чем же эта индивидуальность? В чем – воспользуюсь старомодным термином – содержательность этого процесса? Передо мной становится вопрос о языке описания, всегда сложный, когда речь идет об абстрактном искусстве. Конечно, можно задействовать, это стало общераспространенным после интерпретационных опытов Розалинд Краусс, словарь психоаналитического дискурса. Однако мне он представляется слишком, что ли, предметным (недаром есть языковедческое понятие закрепленности смысла в языке, это как раз случай излишней, связывающей закрепленности). Деликатную фактуру упомянутой выше психологической настройки хочется описывать другими словами. Итак, что психологически актуальное, индивидуально обусловленное, новое может предъявить посредством абстракции совсем молодой художник?

Да вот эту самую молодость, новизну и свежесть чувств, данную в трудноуловимых уровнях и состояниях сознания. Это состояния подвижные, измененные – расширенные. Возможно, медитативные или сновидческие. Но всегда   – связанные с наложением некоего визуального опыта на опыт психологический. Это наложение (собственно, та самая настройка, о которой мы столько говорили выше) носит характер события. Одну из своих работ художник так и называет – «Событие света». Мне это название кажется весьма точным и неслучайным (вообще говоря, называние абстрактных работ почти всегда связано с неким внеположенным возвратом миметичности), в отличие от других, достаточно необязательных. Ведь все лучшие работы Натальи Ситниковой поддаются описанию именно в этих терминах: событие появления желтого пятна на перифирии сознания... Событие изменения внутренней оптики – появления графических изломов. Событие проявления тактильных качеств разных состояний зеленого... Событийность эта не связана, разумеется, с некой, пусть психологической, внутренней, сюжетикой – она внемиметична и внедраматургична. Она развивается по другим законам. Это – торжественная событийность обретения соответствий между психологическим и визуальным.

Видимо, с такой остротой откровения доступная в самой ранней юности. Не что-либо подобное имел в виду Лев Толстой:

«Наташа продолжала:

– Неужели вы не понимаете? Николенька бы понял... Безухов – тот синий, темно-синий с красным, и он четвероугольный».

Александр Боровский.